Знакомство с султаном кабусом

Плеханов - Реформатор на троне. Султан Омана Кабус бин Саид

знакомство с султаном кабусом

Султана Кабуса. Программа курса включает в себя знакомство с tNavigator, изучение базовой функциональности графического. ОМАН: СУЛТАН КАБУС: Оман, расположенный фактически в горле Персидского довольно необычный способ знакомства с потенциальным клиентом. Photo: “Люстра в главной мечеть Султана Кабуса в Маскате”. From Review: Душевное знакомство со of VS Private Tours. VS Private Tours · See all

Уже позже выяснилось, что розовых птиц ждать не стоит. Пустынный Оман От океана мы повернули вглубь полуострова — еще жарче, еще суше, еще нестерпимее находиться на улице. Дорога ведет вдоль кромки пустыни Рамлат-эль-Вахиба. В каждом городке своя крепость, старые мечети, бедуинские рынки. Крепость Джалян Бани Бу Али — самая аутентичная из вышеперечисленных. На сегодняшний день это единственный не отреставрированный храм в этом районе. Имеющая классическую для Омана квадратную форму с пузатыми глиняными башнями по углам, она сливается с местным серым пыльным пейзажем.

Крепость — это часть оборонительной линии региона, защищавшая интернациональное торговое приморье от набегов пустынных кочевников. На выходе из города нас подобрал местный бедуин. Оманец сразу же пригласил к себе в гости и привез в свой дом. После нескольких дней зноя, песков и колючек, финиковый оазис, в котором жил наш попутчик, показался раем. Пели птицы, журчала вода, стрекотали насекомые — здесь звучала жизнь. Относительно небольшую по российским меркам плантацию орошали каналы, именуемые здесь афаладжами.

знакомство с султаном кабусом

Первые каналы появились здесь еще в бронзовую эру, и на сегодняшний день половина оманского сельского хозяйства орошается 4,5 тысячи подобных каналов. Афаладжи берут начало, как правило, в колодцах на глубине трех-четырех метров. Позже добродушный оманец привел нас в кондиционированную комнату, усадил на кушетки, принес фиников и велел ждать. Поприветствовать нас вышла хозяйка дома — первая на нашей памяти женщина в Омане, которая не побоялась контактировать с нами.

До этого момента мы фактически не видели женщин. Иногда они проносились на машинах, показывались в магазинах в сплошных черных одеяниях и сразу исчезали.

Но здесь было совсем другое. К нам вышла хозяйка, одетая в ярко-розовые ткани, похожие на индийские, руки ее были расписаны хной, и она заговорила с нами на прекрасном английском.

Обменявшись традиционными приветствиями на арабско-английском языке, мы сели на пол. Хозяйка дома принесла традиционный для Омана набор блюд — рис, печеную на камнях баранину и морепродукты.

Есть нас оставили одних. После обеда милая хозяйка рассказала нам, что изучала информационные технологии в университете, а сейчас сидит дома с ребенком, которому всего полтора года. Хозяин бедуинского дома оказался сухопарым арабом с вытянутым овальным лицом. Он занимался разведением верблюдов. Позже в других оманских семьях мы столкнулись с похожей ситуацией — женщины наряду с мужчинами получают высшее образование, после чего кто-то из них выходит на работу, а кто-то остается дома с детьми.

Читать еще Горные оазисы Вдоволь наобщавшись с бедуинами, мы помчались в новый оазис — Вади Бани Халид. Он расположен уже в горах Восточного Хиджара, спускающихся к побережью Оманского залива. Вади на арабском востоке — это русло высохшей реки, которое может затапливаться водой после дождей, а может круглый год нести воды небольшой речушки.

Вади в горах образуют целые сети коридоров и проходов, которые разветвляются, переходя одно в другое.

Знакомство с Оманом

Они могут быть безжизненными, как пустыня, а могут представлять собой настоящие оазисы с деревнями, полями и водохранилищами. Оазисы-вади — это самые райские уголки в Омане, прибежище для приезжих, желающих сбежать от бесконечных однообразных пустынь, и местных. Посещаемых туристами вади насчитывают с десяток, и в каждой есть своя изюминка. В Вади Бани Халид мы плавали в естественном природном бассейне в окружении выбеленных камней и лазали в пещеру, где грохотала подземная река.

В Вади Дарбат мы плавали в прозрачной чаше на краю горного плато, с которого вода срывалась многометровым водопадом. В Вади Шаб по речушке, протиснувшись через узкую расщелину, заплывали в маленькую пещеру и прыгали со скалы обратно в воду. По окончании экскурсии трансфер обратно в отель. День 3 Ваш день начнется в 8: Прямо из отеля вы отправитесь на судостроительный завод, где производятся деревянные традиционные лодки Дхоу, по тем же технологиям что и сотни лет.

После этого вы покинете Сур и отправитесь в пески Вахибы, известные своей необычной яркой окраской: Посреди этого великолепия, окруженный постоянно меняющими свои узоры золотыми дюнами, расположен Арабский лагерь Орикс.

Вы остановитесь в изысканном шатре, оснащенном кондиционером и отдельной ванной комнатой, полной люксовых туалетных принадлежностей. Гостеприимство людей Омана не имеет границ и такое же теплое как солнце пустыни.

Вам будет предложена возможность прокатиться по дюнам на джипе, а после вы сможете насладиться традиционной вкуснейшей арабской едой и выступлениями артистов сидя у костра под звездным небом. День 4 После завтрака в лагере вы отправитесь на прогулку в горы на джипах.

У них и песни совсем иные - в них слышится светлая грусть, в их протяжности есть сродство с пейзажем пустыни, открывающимся с высоты. Низва - центр серебряных ремесел. Здесь изготавливают ханджары - кинжалы, украшающие пояс любого мужчины. Изумительная чеканка по серебру и золоту, украшения ножен из витой серебряной проволоки, наборные пояса, а главное - искусно сделанные рукоятки из дерева, слоновой кости и рога носорога - вот что создало славу Низвы.

Каждый бедуин обязательно приведет на здешний базар своих верблюдов или овец для продажи, чтобы потом заказать умельцу разукрасить серебряными бляхами приклад своей винтовки, а еще лучше - сделать серебряную всечку на стволе со стихом из Корана. Своим женам он привезет отсюда массивные браслеты для рук и ног, кольца, серьги и подвески. Да еще прикупит несколько пудов отменных фиников. И целый год потом будет вспоминать прохладную воду из фаладжа, слаще которой не сыщешь от моря до моря.

Юному принцу много рассказывали об удивительном изобретении древних земледельцев, которое исправно работало и в давние времена, и ныне. Фаладж - это подземный канал, прорытый от источника на склоне горы в долину. Вода поступает в селения и на поля, сохранив свежесть и вкус в самые жаркие дни. Низва славилась на весь исламский мир своими учеными мужами. Здесь возникло несколько школ исламского права. В здешних медресе учились студенты со всей Аравии. А древние мечети города и его крепости становились образцами для подражания далеко от этих мест.

Если ехать от Низвы вдоль хребта в сторону Договорного Омана [1]то и дело будешь встречать небольшие оазисы и старинные крепости. Совсем недалеко первая из древних твердынь, построенная еще до эпохи ислама, - Бахла. Громадные осыпающиеся руины и сегодня способны дать приют целой армии, и она сможет долго удерживаться в.

В нескольких милях далее высится замок Джибрин, укрепленный дворец имамов. Издали он похож на броненосец. Аскетичный чисто выметенный двор, несколько старинных пушек на деревянных лафетах, огромные потрескавшиеся кувшины, шеренгой выстроившиеся у стены.

Внутри дворца протекает фаладж, освежая сухой горячий воздух пустыни. Своды покрыты изящно выписанными цитатами из Корана -лежа на персидском ковре можно вновь и вновь перечитывать отрывки из священных сур, погружаясь в их сокровенный смысл. Поднявшись на крышу, можно увидеть гряду невысоких каменистых холмов по одну сторону дворца и бескрайнюю скудную равнину - по другую. В мечети, расположенной на крыше дворца, его владелец пять раз в день представал перед Аллахом, но, случалось, и укрывался от опасности.

Узкие бойницы в стенах мечети служили не только для наблюдения за мятежниками или иноземными интервентами. Здесь, на границе двух миров, у врат великой пустыни имам возносил молитвы о своем народе, здесь он внимал голосам земли, умиротворенным или возмущенным.

В этом замке он несколько лет выдерживал осаду, предпринятую его родным братом Саифом, здесь же окончил свои дни. Мавзолей Саифа - в полусотне миль отсюда, за хребтом Джебель-Ахдар, под защитой крепости Рустака. Земля уравняла тех, кто не смог поделить власть при жизни.

На западе от Джибрина можно увидеть еще много сторожевых башен и фортов, цепью протянувшихся вдоль древнего торгового пути. Перебираясь от одной крепости к другой, шли когда-то караваны с благовониями. Укрепления давали приют воинам, которые в случае надобности могли быстро прийти на помощь купцам, подвергшимся нападению из пустыни. За несколько дней верблюд с поклажей мог дойти этой дорогой до группы оазисов Бурейми, одного из самых шумных и оживленных мест Аравии.

Если отправиться из Низвы по дороге, ведущей через хребет к океану, то попадешь в Батину. Так от арабского батин внутреннее, скрытое зовется низменность, лежащая между хребтом и водным простором. Ширина ее - от нескольких миль до десятка, а протянулась она на две сотни миль. Там, где Батина кончается и горы подступают вплотную к морю, лежит Маскат. Само имя города от арабского маскат место падения отразило природу места: С древнейших времен именно Батина была самым привлекательным местом на востоке Аравии.

RFD проводит курс обучения для Университета им. Султана Кабуса

Достаточное годовое количество осадков и богатые запасы подпочвенных вод сделали эту плодородную равнину житницей всех прилегающих областей. Финиковая пальма, зерновые, масличные культуры выращивались и выращиваются по всей Батине; с моря она кажется сплошным садом. Поскольку главные торговые пути древности проходили рядом, это давало дополнительные преимущества обитателям побережья.

Богатея на земледелии и посреднической торговле, на строительстве судов, на промысле жемчуга в Заливе, население этой части Омана становилось основным источником поступлений в государственную казну, и от благосостояния Батины зависела судьба страны. Оттого с глубокой древности здесь повсюду строились крепости для защиты от возможных нашествий. Здесь же находились все столицы, кроме Низвы.

знакомство с султаном кабусом

Сначала это был Сохар, затем Рустак, после него снова Сохар и, наконец, Маскат. Все эти города сейид Кабус увидел много позднее, когда впервые попал на север из Салалы.

Отец его, султан Саид, не любил жаркий и влажный Маскат и предпочитал жить в мягком климате, поэтому главный дворец Аль-Алам Знамя почти всегда пустовал. Проходя по устланным коврами покоям, посетители резиденции все время видели через стрельчатые окна залив, подходивший к самым стенам. Обступившие гавань скалы, увенчанные мощными фортами, и такой же скалистый остров напротив дворца почти скрывали от глаз океанскую гладь.

Может быть, отсутствие простора, ощущение сдавленности, которое возникало в городе, тоже были причинами того, что Саид бин Теймур редко надолго оставался в Маскате.

А ведь Маскат приобрел выдающееся значение именно из-за своего хорошо защищенного местоположения. В прежние времена многие чужеземцы даже не подозревали о существовании удобной гавани среди скалистых утесов. Нелегко было подойти к столице и с суши - узкие горные проходы защищали постоянные гарнизоны, размещенные в небольших фортах. Сохар, который расположен в центре Батины на берегу океана, напротив, открыт всем ветрам.

Этот город был столицей страны почти тысячу лет с перерывами. Хорошо встречать вечернюю прохладу, слушая гобой, звучащий на песчаном берегу.

В этом танце, в сопровождающих его песнопениях можно почувствовать влияние африканских ритмов, хотя и не столь очевидное, как в мелодиях Сура. Сохарцы тоже славились как мореходы, отсюда вышло много знаменитых капитанов, сражавшихся на черных страшных гурабах.

Это коллективное исполнение молитв, похожее на хоровое пение, присуще только Сохару. Невдалеке от Сохара, возле самого подножия гор, лежит еще одна прежняя столица - Рустак. Отсюда пошли многие традиционные ремесла Омана, такие же, как и в Низве.

Здесь делают лучшую оманскую халву, прессуют финики. Здешний базар привлекает людей и с Ватины, и с гор. Долгие годы Рустак был центром сопротивления персидской оккупации. Первый имам династии Аль Бусаид сделал этот город своей столицей.

С мощной крепости, окруженной пальмовыми рощами, виден мавзолей Саифа бин Султана I, могущественного имама из предыдущей династии Йаруба. Наверное, не раз, глядя на него, основатель новой династии предавался размышлениям о том, что ждет его собственный род. Ведь внук великого устроителя земли Саиф бин Султан II оказался никчемным правителем, из-за него страна едва не утратила независимость. Рассказы о разных местностях страны увлекали сейида Кабуса не меньше, чем уроки истории.

Его тянуло к людям из народа. Царедворцы и слуги казались ему совсем другими, он знал, что может сказать каждый из. Общаясь с человеком из пустыни, с рыбаком или торговцем, он всякий раз узнавал что-то новое для. Взрослые с удивлением отмечали внимание, с которым принц выслушивал даже случайных собеседников, встреченных во время нечастых выездов из дворца. Первоначальное образование сейид Кабус получил во дворце Аль Хусн, куда приходили учителя школы Сайидия, единственного учебного заведения Салалы.

Именно они подготовили его к дальнейшему обучению в частной школе в Англии. Оман очень разнообразен не только в природном отношении. Его положение на самом краю Аравии определило я удивительную чересполосицу племен и народов. Предки арабов были первыми насельниками этой земли. Эти люди со смуглой кожей отличались воинственностью и выносливостью. Потомков этих древних жителей Аравии исследователи позднейших времен признали в людях Дофарского плато, нависающего над Салалой.

Основой племенной структуры Омана были два мощных объединения - Хинави и Гафири. Племена, входящие в первое объединение, считают себя выходцами из Йемена, а те, что составляют вторую федерацию, возводят свой род в основном к арабам Неджда и Хиджаза. С глубокой древности умение учитывать интересы племен лежало в основе политического искусства арабских лидеров. На Аравийском полуострове дожили до наших дней те формы организации общества, которые когда-то были свойственны всем народам.

И в Европе, и в России, и на Востоке в целом стадия племенной жизни закончилась сравнительно недавно. Везде государство старалось подчинить себе верхушку племен и постепенно свести на нет их значение.

Почти повсюду это удалось. До настоящего времени племенная структура сохранилась в виде более или менее сильных пережитков. У арабов, особенно в Аравии, племенное членение общества традиционно рассматривалось как государствообразующая структура. Самоуправление племен освобождало государство от исполнения многих функций. Племенные формирования служили основой вооруженных сил.

Жизнь в условиях свободы от деспотизма в течение веков сформировала гордый и независимый характер араба. В древности вожди и цари шли на битву впереди войска, оттого история минувших веков пестрит известиями о гибели монархов в сражениях. Право на власть необходимо было подтверждать личным мужеством, а также демонстрацией личной силы и выносливости. Все это давно стало историей, только у арабов традиции военной демократии дожили до наших дней.

Кабус с ранних лет видел, как много посетителей приходит во дворец, наблюдал, как отец его встречается с шейхами племен. Видел, как метко упражняется он в стрельбе по бутылкам, расставленным под стеной дворца. Несмотря на ухоженный вид, на безукоризненные манеры, на хорошее образование и в традиционном исламском смысле, и в западном духе Саид бин Теймур учился в английском колледже в Индиисултана нельзя было назвать изнеженным.

Первые годы, проведенные во дворце, были самым беззаботным временем в жизни сейида Кабуса, как у всякого ребенка.

Но закончился этот период намного раньше, чем у других сверстников. У отпрысков королевских родов детство гораздо короче - уже в младые лета им начинают прививать сознание своей государственной значимости. Если лля обычного мальчика изучение истории носит отвлеченный характер, то для будущего монарха ознакомление с ней равнозначно познанию собственной личности.

Становясь символом государственного бытия своей нации, венценосец как бы прибавляет к годам своей земной жизни все те века, которые прожила страна до его появления на свет. Потому, пытаясь написать биографию наследственного правителя, невозможно ограничить ее временными рамками его жизни.

Любой монарх - этап истории его страны, его династии в каждый отдельный момент его жизни.

Султан, кинжалы и пещеры: зачем ехать в загадочный Оман - Турист

Те отрывочные сведения о прошлом, которые стали достоянием Кабуса в первые годы его учения, во время встреч с людьми разных наций и племен, постепенно складывались в привлекательную, но расплывчатую картину. Потребность увидеть и детали, и всю даль оманской истории, и место страны в мире привели к углубленным занятиям пол руководством талантливого наставника, которого выбрал султан для своего сына. Центр мира Наверное, Кабус, как и отец его, и дед, не раз задавался вопросом: Почему те, кто даже не являются мусульманами, хозяйничают на берегах Аравии, родины ислама?

Как случилось, что они стали распоряжаться всеми богатствами мира и сосредоточили в своих руках невероятное могущество? На такие вопросы преподаватели, занимавшиеся с ним во дворце различными предметами, предпочитали не отвечать прямо, но побуждали мальчика отыскать ответы в событиях прошлого.

Недаром говорили древние, что история - наставница королей Я пытаюсь представить себе, как происходило узнавание страны ее будущим правителем. Должно быть, география всегда шла рука об руку с историей. Потому что при всей изолированности страны от тогдашних центров мира каждого камня ее за многие тысячелетия коснулась рука человека, каждая пядь земли исхожена человеческими стопами.

Ибо эти места одними из первых дали приют первобытному человеку. За пять тысяч лет до христианской эры в горах Омана селились рудокопы, добывавшие медь. Проезжая мимо руин, которых было немало в окрестностях дворца и в прибрежных селениях поблизости от Салалы, юный сейид неизменно спрашивал о возрасте древних сооружений, но не всегда получал уверенные ответы. Он спрашивал о названиях урочищ и селений, но часто взрослые только разводили руками.

знакомство с султаном кабусом

История этой земли уходит в такие дали, что уже в первых письменных известиях о Магане под этим именем северо-восток Аравийского полуострова был известен шумерам речь идет о старой культуре. В погребениях первых царей Ура нашли медные изделия из Магана.

Мусульманская страна Оман возникнет здесь 35 веков спустя. Находясь на середине важнейшего торгового пути древности между долиной Инда и Месопотамией, где возникли первые очаги человеческой цивилизации, Маган в подлинном смысле слова был торговым перекрестком тогдашнего мира. Население богатело от судоходства и коммерции, и это делало страну лакомым куском для завоевателей.

Преемник Саргона Нарам-син был, наверное, первым из иноземных владык, кто попытался сделать Маган частью своих владений. В найденной археологами надписи месопотамский царь извещает о походе на Маган и пленении его царя с семитским именем Маниум. Так что далекие предки современных арабов уже тогда правили страной меди.

С течением веков менялись соседи Магана. Иные народы приходили из глубин Азии и оседали на берегах Залива. Ушли в небытие одни боги и восторжествовали. Многие культуры до сих пор присутствуют на этих опаленных солнцем просторах в виде молчаливых руин, другие прошли без следа. Периоды процветания сменялись веками обнищания, когда из-за долгих войн и падения древних царств замирала торговля.

Но жизнь неистребима, она неизменно возрождается на старых пепелищах. Империи Дария, Александра Македонского и Римская постепенно расширили пределы мира до краев гигантского континента Евразии. Все новые страны и народы вовлекались в мировую торговлю, а главной магистралью, по которой Восток и Запад обменивались товарами, оставался морской путь из Индии в Месопотамию.

Задолго до начала христианской эры - как раз тогда, когда происходило заселение территории сегодняшнего Омана арабскими племенами, была открыта возможность океанского плавания от аравийских портов в Индию. Если тысячелетиями здесь существовало лишь каботажное мореходство, весьма уязвимое для пиратов, то после освоения нового пути на Восток перспективы торгового мореплавания резко возросли.

Честь этого открытия, столь же важного, как и последовавшего через тысячу лет открытия морского пути из Европы в Индийский океан, принадлежит морякам Омана [2].

Уже в те далекие времена основой жизни прибрежных племен стали морские промыслы. Несмотря на постепенное оскудение месторождений меди в отрогах мощного хребта, который позднее получит арабское имя Джебель аль-Ахдар Зеленые ГорыМаган оставался богатой страной.

К прибылям от торговли прибавились доходы от добычи ладана. Чем сильнее втягивался юго-восток Аравии в мировые связи, тем заметнее становилась зависимость благосостояния его жителей от событий в далеких землях. Угасание великих империй древности постепенно ощутили и в Магане, который к тому времени уже стали чаще называть Оманом.

Конечно, происходили эти перемены малоприметно для одного поколения. Несомненно, только за десятилетия стало очевидно, что спрос на благовония сократился, что караванные пути стали менее оживленными. Упали доходы правителей древних арабских царств, и все труднее стало поддерживать в порядке грандиозные ирригационные системы, позволявшие обводнить большие массивы плодородных земель.

Когда разрушилась знаменитая Марибская плотина, огромный край обратился в пустыню. Самая заселенная часть Аравии, кормившая миллионы людей, превратилась в этнический вулкан, извергавший племя за племенем.

Уходя от голода и нужды, арабы вторгались на земли соседних империй. Именно в тот период произошло освоение территории современного Омана арабскими племенами, пришедшими из Йемена. Арабские цари правили здесь уже на рубеже дохристианской и христианской эпох. Но пока состав обитателей страны не был однородным, в силу своего географического положения в регионе соседствовали различные культуры. Только с приходом новой волны переселенцев арабская культура стала господствующей.

К VII веку процесс арабизации стал необратим; не случайно в этой части Аравии религию Мухаммеда приняли еще при жизни Пророка. Не только племена Йемена составили основу населения современного Омана; часть мигрантов пришла из центральных районов Аравии Неджд.

Во внутренних районах страны, отделенных от океана мощным горным хребтом, поселилось многочисленное племя или, скорее, племенной союз азд, распространивший свое влияние от Хадрамаута до нынешней Низвы.

Упоминания о гордых адитах, имеющиеся в Коране, могут быть отнесены к одному из кланов этого племени. Хотя этому арабскому пророку и не удалось приобщить свое племя к вере в Аллаха, его имя произносится с почтением, а у могилы Худа в Хадрамауте по сей день собирается много паломников. Великолепный город Ирам, жители которого не признали Пророка, долго считался бесследно исчезнувшим.

Пока археологи не отрыли его руины в ныне безжизненной местности Дофара Древние верования арабов довольно мирно отступили перед новой религией, хотя многие обычаи еще долго жили в народе. Период, предшествующий исламу, арабские историки именуют джахилия время невежествачто вполне соответствует резкому делению на языческую и христианскую эпохи на Западе [3]. Свидетель событий первых лет ислама Абу-Наим называет Мазина попечителем идола Баджира, находившегося в оманском Самаиле.

Этому идолу поклонялись аздиты. Однажды во время жертвоприношения Мазин услышал голос, повелевавший ему отказаться от веры в идола и внять посланнику Аллаха.

знакомство с султаном кабусом

Дважды посетив Медину, оманец сподобился лично увидеть Пророка и уверовал в его миссию. Статую Баджира он разрушил и возвестил землякам об истинной вере [4]. История сохранила письмо основателя ислама оманским царям соправителям Абду и Гайфару: Я взываю к обоим вам во имя ислама. Вы будете сохранны, если покоритесь исламу. Я послан Аллахом ко всем людям. Я донесу до всех людей весть об исламе и буду сражаться с неверными. Письмо Пророка оманским царям доставил один из его сподвижников Амр бин аль-Ас.

Он держал себя в беседе с хозяевами страны как фактический наместник Мухаммеда. От имени посланника Аллаха Амр обещал сохранение их власти в случае обращения в ислам, а также призвал установить в Омане налог на богатых в пользу бедных.

знакомство с султаном кабусом

Как раз в дни пребывания Амра бин аль-Аса у оманских правителей пришло известие о кончине Мухаммеда, и соратник Пророка поспешил в Медину. Вслед за ним отбыла представительная делегация племен во главе с Абдом аль-Джуландой. Оманцы встретились с халифом Абу Бакром, унаследовавшим власть Мухаммеда. Халиф приветствовал гостей и заявил, что добровольное принятие ислама делает особую честь людям Омана. Для сейида Кабуса, как и для всякого араба, первые представления о письме были связаны с историей ислама.

Тот алфавит, которым пользуются каждый день, послужил для записи книги, продиктованной Всевышним. Буквы, выводимые неуверенной рукой школяра, когда-то стали носителями духовного кода мусульманской цивилизации. Поэтому отношение к каллиграфии как искусству высшего порядка пронизывает всю историю арабов. Написанные затейливой вязью 99 эпитетов Аллаха украшают дворцы и хижины. На стенах мечетей, базаров, общественных зданий, на дверях домов обязательно помещаются искусно вырезанные или нарисованные цитаты из Корана.

Арабское письмо по сей день часто служит заменой иных видов изобразительного искусства; вся внешняя красота много веков как бы находила убежище в букве.

Каллиграфия понималась как врата в обитель мысли - книгу. Книг во дворце - без счета. Еще первый учитель письма говорил, что когда-нибудь принц сможет прочесть их. Поверить в это легко - ведь жизнь кажется бесконечной.

Старые книги представляются таинственными и многозначительными, даже когда не знаешь их содержания. Проводя рукой по теплому кожаному переплету, представляешь себе тех седобородых мудрецов, которые открывали этот фолиант и неспешно перелистывали его страницы, возносясь в тревожную и прекрасную область Духа. Очертания буквы загадочны, над ними можно размышлять часами. Недаром Пророк в первых строках своих сур помещал сочетания букв, вмещающие премудрость.

Бегущая строка похожа на взволнованную поверхность океана. Ее можно сравнить с плавными контурами песчаных дюн.

И растянувшееся по тропе стадо овец напоминает строка. Отдельные буквы можно узнать в силуэте чайки, в косом парусе, в странном одиноком облаке, в серпе Луны, лежащем над горизонтом. Не так ли вдохновлял Аллах того, кто первый запечатлел тростью на песке арабские письмена? Происхождение этого произведения теряется в глубокой древности. Затем было переведено в сасанид-ском Иране, а когда эта страна стала частью арабского Халифата, появился арабский перевод.

В процессе переложения с одного языка на другой книга претерпевала значительные метаморфозы - было добавлено несколько глав, по-иному стали звучать имена героев, да и небольшие вставки в текст привели к существенному изменению смысла притч.

В этом виде она многократно переписывалась и перепечатывалась во многих мусульманских странах и стала в подлинном смысле царской книгой. Ибо главной темой притч была правильная организация власти. Звери и птицы рассуждали о чести и бесчестии, о справедливости и тирании. Причем каждый тезис рассматривался с нескольких точек зрения, и правителям животного царства предлагалось принять на их основе взвешенное решение.

Склонность юного сейида к осмыслению действительности удивляла и радовала родителей и наставников. Раздумья о жизни, о взаимоотношениях людей рано стали занимать царственного ребенка - об этом свидетельствует то, что среди множества книг, прочитанных им, наибольшее впечатление на него произвели переложения трагедий Шекспира, сделанные известным арабским писателем Камалем Каляни.

Уже в пять лет овладев грамотой, будущий султан с увлечением погружался в сложный мир человеческих страстей. Отец одобрительно кивал, слушая, как ребенок пересказывает ему сюжеты прочитанного. Саид бин Теймур сам любил щегольнуть к месту сказанной цитатой из Шекспира, чем не раз приводил в восхищение своих английских гостей и советников. Но главной книгой, которую сейид Кабус открыл для себя, едва овладев искусством чтения, стал Священный Коран. И на всех этапах жизни Кабуса бин Саида он оставался его подлинной духовной опорой.

Религия приходит в сознание ребенка еще до того, как он научится узнавать буквы. Поначалу это мир наивных образов, но когда слово произнесенное и слово самостоятельно прочтенное сливаются в душе, возникают образы идей, не имеющие соответствия в видимом мире.

ОМАН: СУЛТАН КАБУС: Оман, расположенный фактически в горле Персидского залива на обоих

Ислам одним из главных своих постулатов установил отрицание изображений живых существ. Видимо, теоретики ислама считали, что принятые в религиозной практике древних народов изображения богов уводили сознание в чувственный мир. Вся история исламской цивилизации наполнена борьбой с приземленным пониманием Аллаха. Оман, лежащий на самом краю этой цивилизации и не имеющий границ ни с одним народом, исповедующим иную религию, никогда не знавший порабощения иноверцами, был домом одного из самых традиционных обществ Земли.

В те годы, на которые пришлось детство принца Кабуса, наверное, каждый из дней этой страны казался очередным мигом вечно длящегося исторического времени, а прошлое - долгим рассветом этого дня.

Святость и гордыня Тысячелетия, когда на территории Омана сменялись расы, народы, культуры и религии, можно считать предысторией, хотя по продолжительности этот период вдвое длительнее того, который начался в году христианской эры. Эта дата служит нулевой точкой отсчета для самой молодой из человеческих цивилизаций.

Сегодня по календарю этой цивилизации на Земле год. Именно столько лунных лет отделяют нас от того момента, когда пророк Мухаммед отправился из Мекки в Медину, гонимый своими соплеменниками. Этот исход, по-арабски хиджра, стал на деле победой духа и уроком для мусульман.

Вера, которую разделяли с Мухаммедом несколько десятков человек, станет еще при его жизни основной религией арабов. И даже те из них, кто останется верен христианству, признают ее выражением арабской идентичности; в XX веке один из отцов современного арабского национализма, сирийский христианин Мишель Афляк, заявит: Оман, принявший веру Пророка на восьмом году хиджры, может считаться одним из основных оплотов мусульманской цивилизации на всем протяжении ее истории.

Именно непрерывность ее существования позволяет рассматривать четырнадцативековой период как единое целое, а события настоящего воспринимать в причинно-следственной связи с любым из отрезков исламского прошлого. Не так много стран на Земле, которые обладают таким однородным культурно-историческим наследием. В исторической памяти большинства народов зияют провалы из-за иноземных нашествий и смены общественных формаций.

Все, что происходило при жизни Пророка и при первых ледниках его земной власти, имело непосредственное отношение к политической истории Омана даже в XX веке. Ибо основой самобытности страны и источником основных ее проблем в новейшее время стало религиозное течение, возникшее через четверть века после смерти Пророка У смертного одра Мухаммеда собрались ближайшие родственники и соратники, что было почти одно и то.

Соплеменники - все родня друг другу в какой-то степени. У Пророка, имевшего четырех дочерей от жены Хадиджи, не осталось прямого наследника - все его сыновья умерли в младенчестве.